События, Библиотечный календарь

четверг, 9 марта 2017 г.

Мы вечно помним имя генерала. Ко дню рождения А.И. Родимцева



Здание типографии (штаба А.И. Родимцева)
В Сталинграде 13-я гвардейская стояла насмерть, ее командиру Александру Родимцеву было 37 лет.  Родимцев верил в победу, его солдаты геройски дрались под Харьковом, Кременчугом, на Курской дуге. На Сандомирском плацдарме за Вислой гитлеровцы бросили против корпуса Родимцева семь дивизий, в том числе четыре танковых. Гвардейцы гнали противника до Одера. Потом были кровопролитные бои в самой Германии. На Эльбе гвардейцы встрелись с американцами. Затем Родимцев повел свои дивизии на помощь сражающимся в Праге. Более восьми тысяч километров прошел по дорогам войны А.И.Родимцев.
Имя генерала навеки сохранила наша слобода. Предлагаем вашему вниманию отрывок статьи Екатерины  Мантуленко  http://vlg-media.ru/society/zhitelnica-nikolaevska-blagoslovila-generala-rodimceva-kak-rodnogo-syna-3787.html
"Штаб Родимцева располагался на втором этаже здания райпотребсоюза (ныне Николаевская межрайонная типография). А жил Александр Ильич в доме Степана Александровича и Александры Петровны Можалиных. Удивительно, но этот дом, а точнее, его сруб, до сих пор стоит в Николаевске. В 2005 году на нем даже установили мемориальную табличку, напоминающую всем жителям о герое и его дивизии. Сейчас здесь живет внучка Александры Петровны – Наталья Крупенникова.
Детские воспоминанья Н. Крупенниковой
– Когда была маленькой, очень много слушала о Родимцеве. Но тогда история не воспринималась со всей серьезностью. А когда в 2005 году к нам приехали и сказали, что будут открывать мемориальную доску, меня это до глубины души тронуло, вновь вспомнились бабушкины рассказы, – признается Наталья Андреевна. – Наш дом в те годы был достаточно представительный, двухэтажный, ухоженный. Как-то к бабушке пришел комендант поселка и говорит: «Можно, посмотрю ваш дом?» Бабушка разрешила. Он все осмотрел и ушел. Через некоторое время вернулся с каким-то военным, и говорит: «Бабушка, у вас будет жить герой Советского Союза». «Ну надо, так надо», – ответила она. Через некоторое время у дома поставили часового, во дворе выкопали бомбоубежище. И приехал генерал Родимцев – высокий, статный, красивый. А бабушка моя была с характером, горделиво представилась ему: «Александра Петровна». Он ответил: «Александр Ильич». А потом спросил: «А можно я вас буду бабушкой называть?» И она согласилась. Бабушка была верующая, в зале у нее стояли очень красивые иконы, настоящие, с позолотой, доставшиеся по наследству еще от прапрапрабабушек. Она завела в эту комнату генерала и говорит: «Здесь вы будете жить. Я понимаю, что вы партийный человек, может быть, иконы убрать?» А он ответил: «Нет, пусть как висели, так и висят».
Командир и его бойцы жили в поселке два месяца, пока формировали дивизию, куда попали 700 николаевцев. По рассказам Александры Можалиной, Александр Ильич был очень добрым. Первое время, пока не подвезли продукты, Александра Петровна кормила постояльца, несмотря на то, что у него был свой армейский повар. Уж так генералу полюбились бабушкины блюда.
– Бабушка вспоминала, что очень сильно тогда бомбили камышинскую нефтебазу, нашу же с воздуха было видно не так хорошо, поскольку она находилась в зелени. Несколько бомб все-таки упали в Николаевку, но, к счастью, не разорвались. Так вот бабушка, когда начиналась бомбежка, надевала на себя все самые лучшие платья (она же у нас была модница) и шла в бомбоубежище. При этом звала Александра Ильича. А он всегда отвечал: «Ты иди, бабушка, а я чай попью». Так ни разу в него не спустился, отважный очень был человек. Жили они мирно, дружно. На заборе во дворе повесили экран, показывали фильмы для офицеров, а с ними и николаевцы смотрели. А потом генерал на два дня уехал в Энгельс, говорить по телефону со Сталиным. Вернулся и сказал: «Плохи дела». Бабушка вспоминала, что ночью пришел военный и начал что-то шепотом объяснять. А Родимцев говорит: «Эта семья очень надежная, говори вслух». Тот сказал, что ситуация на фронте очень сложная. Получен приказ о срочной переброске дивизии под Сталинград.
Была бабушка, а стала мать
– 10 сентября бойцы дивизии (10 тысяч человек) начали уходить в район Средней Ахтубы в Красную Слободу. Шли они по улице Весенней, которую после Великой Отечественной войны по предложению гвардейцев переименовали в 13-ю гвардейскую, – поясняет Наталья Золотарева.
– В 6 утра подъехало много машин, из них вышли военные, которые часто бывали у нас в доме, поблагодарить бабушку, – рассказывает Наталья Крупенникова. – Она собрала Родимцеву в дорогу его любимые соленые огурцы, тыквенных семечек. Александр Ильич подошел к ней и сказал: «Ты знаешь, куда я иду? Я иду в ад. Была ты мне бабушка, а стала мать родная. Благослови меня». Она взяла икону (которая сегодня хранится в доме у моей родной сестры Ольги Осьмаковой), перекрестила его, пожелала остаться живым, поцеловала и сказала: «Иди с богом, сынок».
Как вспоминала наша землячка Мария Яковлевна Рабочая, медсестра, ушедшая на защиту Сталинграда с 13-й гвардейской стрелковой дивизией, надолго в ее памяти осталась ночь с 10-го на 11 сентября. «В темноте, обгоняя пешие подразделения, шли автоколонны. Шли очень быстро. Чтобы не быть замеченными авиацией противника, передвигались ночью, нельзя было курить, громко говорить", – рассказывала она.
– Распоряжением командующего фронтом 13-я гвардейская была включена в состав войск 62-й армии. В ночь на 15 сентября необходимо было переправить дивизию на правый берег Волги. Форсированием командовал Родимцев, – продолжает директор николаевского музея. – Когда после переправы Александр Ильич явился к Чуйкову, тот не узнал его. Родимцев стал седым! Вот так ему досталась эта переправа. 13-я гвардейская сразу же контратаковала противника. Затем вместе с другими частями 62-й армии отбила Мамаев курган, обороняла Дом Павлова. К сожалению, почти все наши земляки, воины 13-й гвардейской, полегли смертью храбрых. Еще в августе 19-летний николаевец Юра Осьмак писал родителям: «Мама… Мы расстаемся в суровое время и задумываться о будущем нет смысла. Быть может, я буду убит, но вы никогда не верьте этому, думайте, что я вернусь, ждите меня, и я всегда буду с вами». А 14 ноября, не дожив 5 дней до контрнаступления, он погиб.
Уже 2 февраля 1943 года Сталинградская битва закончилась полной победой советских войск. За ратные подвиги свыше 717 тысяч защитников были награждены орденами и медалями Советского Союза. Среди них находилось более 2 тысяч гвардейцев Родимцева. Девятнадцати из них было присвоено звание Героя Советского Союза. А вот генерал получил только орден Кутузова за свой главный в жизни бой (звание Героя было присвоено ему еще в 1937 году, за выполнение «спецзадания» в Испании, где фашисты подняли мятеж). И лишь в 45-м он получил вторую Звезду Героя за Одер. Как отмечают исследователи, ему завидовали, поэтому не очень-то жаловали. Но не за награды и чины воевали генерал-майор и его гвардейцы. После Сталинграда вместе они прошли Курскую дугу, Полтаву, Кировоград, спасли знаменитую картинную галерею в Дрездене. Когда весь мир праздновал День Победы, шли на помощь восставшим в Праге. А 12 мая освободили узников концлагеря Терезиенштадт.
Светелка спасла в аду
Как рассказывают сотрудники николаевского музея, после войны любимым местом встреч гвардейцев был Сталинград, Мамаев курган. Но собирались они и на николаевской земле.
– Родимцев долгое время присылал бабушке посылки, письма, – вспоминает Наталья Крупенникова. – А в 2005 году, когда праздновали столетие со дня рождения генерал-майора, сюда приезжала его дочь. Тогда в Николаевске открыли две памятные доски: на типографии, где располагался штаб дивизии, и на нашем доме. Я пригласила Наталью Александровну Матюхину домой, рассказала всю эту историю. И она потом прислала мне письмо, где написала: «Вам низкий поклон… вы сохранили сокровенные минуты пребыванья генерала у Вас, все его слова, ту светелку о пяти окнах, которые в аду  Сталинграда давали ему свет».

Дмитрий Осипов. Баллада о генерале 
Казалось, что земля сгорит дотла.
И смерть солдатам закрывала веки.
…Про Родину не говорят «была»:
Мы верим в то, что Родина – навеки.
Какой бы враг ни осадил ее,
Объявит голос в радиоволненье,
Что в результате яростных боев
Мы переходим в контрнаступление.
 
И тут не до чинов, не до наград,
И тут на Божью милость не надейся!
…В руинах раскаленный Сталинград,
И бой ведут Родимцева гвардейцы.
 
Теряя кровь, они врастали в твердь,
Как русские богатыри когда-то.
И, стоя насмерть, победили смерть
13-й дивизии солдаты!
…Судьба страны лежала на весах,
Тогда ее решали наши деды.
И полководца звали Александр,
А это на Руси – залог победы.
 
У каждого из нас есть звездный час.
И вот когда объявлен он судьбою,
Уже ничто не остановит нас –
Ни в мирной жизни, ни на поле боя.
…И там в полете плавился металл,
Горела Волга, и Всевышний плакал.
А на земле российский генерал
Своих бойцов вел в главную атаку.
 
Отчаянную доблесть воплотив,
В огне, в дыму, в Истории и в боли
Своей судьбой командовал комдив,
И рок его повиновался воле.
 
…И враг разбит. Россия спасена.
Становятся легендою герои.
Заплачена суровая цена,
Но Родина дешевле и не стоит.
Пришла Победа… Много лет назад.
Но как бы память нами ни играла,
Мы вечно помним подвиг тех солдат.
Мы вечно помним имя генерала!

P.S. В свет вышла книга сына И.А. Родимцева об отце " Генерал Родимцев. Прошедший три войны". Надеемся, что книга появится в нашей библиотеке.