События, Библиотечный календарь

среда, 28 декабря 2016 г.

Для вьюжного настроения




Хочу подарить вам вьюжное настроение. На случай, если наступит потепление и пропадет новогодний вкус погоды, прочитайте эти сроки.
Лошади бежали  дружно. Ветер между  тем час от часу становился сильнее. Облачко обратилось в  белую тучу, которая  тяжело  подымалась, росла, и постепенно  облегала небо. Пошел мелкий снег -  и вдруг повалил  хлопьями. Ветер завыл; сделалась  метель.  В одно мгновение  темное  небо смешалось со снежным  морем. Все  исчезло.  "Ну барин", - закричал ямщик - "беда: буран!"...

     Я выглянул  из  кибитки:  все было  мрак и  вихорь.  Ветер выл с  такой свирепой  выразительностию, что  казался  одушевленным; снег засыпал  меня и Савельича; лошади шли шагом - и скоро стали. (А.С. Пушкин, «Капитанская дочка»)
Ольга Йонайтис
Вмиг вылетел он из печки, перебежал им дорогу и начал разрывать со всех сторон кучи замерзшего снега. Поднялась метель. В воздухе забелело. Снег метался взад и вперед сетью и угрожал залепить глаза, рот и уши пешеходам. А черт улетел снова в трубу…(Н.В. Гоголь, «Ночь перед Рождеством»)
 «Служанка несла за нею два узла. Они сошли в сад. Метель не утихала; ветер дул навстречу, как будто силясь остановить молодую преступницу». (А.С. Пушкин, «Метель»)
Сверчков Н.Е.
Метель становилась сильнее и сильнее, и сверху снег шел сухой и мелкий; казалось, начинало подмораживать: нос и щеки сильнее зябли, чаще пробегала под шубу струйка холодного воздуха, и надо было запахиваться. Изредка сани постукивали по голому обледенелому черепку, с которого снег сметало. Так как я, не ночуя, ехал уже шестую сотню верст, несмотря на то, что меня очень интересовал исход нашего плутания, я невольно закрывал глаза и задремывал. (« Метель», Лев Толстой)
Сверчков Н.Е. Охотник, застигнутый вьюгой
Но теперь у нас зима; второго октября ударил первый мороз, а третьего октября с утра поднялась снеговая вьюга и до сих пор не прекращается; поля вдруг побелели; долго охотиться нет возможности; на дворе, говоря словами русской песни, кутит, мутит, в глаза несет; неделю тому назад я еще стрелял вальдшнепов десятками, а теперь с трудом убьешь парочку: "толкнули" их, как выражаются охотники, эти жестокие ранние холода.  (И. Тургенев «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии»)
Метель, застилавшая поле битвы, была для шведов, пожалуй, опаснее, чем для русских. Нарушилась связь между наступающими колоннами, — вестовые напрасно метались в снежных вихрях, разыскивая генералов и короля. (А. Толстой,  «Петр Первый»)
Метель  загудела  где-то в  дымоходах, прошелестела за стеной. Багровый
отсвет лег на темный железный лист у печки. Благословение огню, согревающему  медперсонал в глуши! (М. Булгаков, « Записки юного врача»)


 Лошади измучились, мы продрогли; метель гудела сильнее и сильнее, точно наша родимая, северная; только ее дикие напевы были печальнее, заунывнее. «И ты, изгнанница, — думал я, — плачешь о своих широких, раздольных степях! Там есть где развернуть холодные крылья, а здесь тебе душно и тесно, как орлу, который с криком бьется о решетку железной своей клетки». (М. Лермонтов, «Герой нашего времени»)
А в поле была сущая война. Трудно было понять, кто кого сживал со света и ради чьей погибели заварилась в природе каша, по, судя по неумолкаемому, зловещему гулу, кому-то приходилось очень круто. Какая-то победительная сила гонялась за кем-то по полю, бушевала в лесу и на церковной крыше, злобно стучала кулаками по окну, метала и рвала, а что-то побежденное выло и плакало... Жалобный плач слышался то за окном, то над крышей, то в печке. В нем звучал не призыв на помощь, а тоска, сознание, что уже поздно, нет спасения. Снежные сугробы подернулись тонкой льдяной корой; на них и на деревьях дрожали слезы, по дорогам и тропинкам разливалась темная жижица из грязи и таявшего снега. Одним словом, на земле была оттепель, но небо, сквозь темную ночь, не видело этого и что есть силы сыпало на таявшую землю хлопья нового снега. А ветер гулял, как пьяный... Он не давал этому снегу ложиться на землю и кружил его в потемках как хотел. (А. Чехов, «Ведьма»)
Конь заржал жалобно, протяжно, взмахнул хвостом, и тотчас в голых деревьях, в изгородях и печных трубах завыл, засвистел пронзительный ветер, вздул снег, запорошил Фильке горло. Филька бросился обратно в дом, но никак не мог найти крыльца - так уже мело кругом и хлестало в глаза. Летела по ветру мёрзлая солома с крыш, ломались скворечни, хлопали оторванные ставни. И всё выше взвивались столбы снежной пыли с окрестных полей, неслись на деревню, шурша, крутясь, перегоняя друг друга. (К. Паустовский,  «Теплый хлеб»)
- Чертовская вещь эта метель! - сказал Росс в виде, предисловия. - Я могу выносить дождь и слякоть, и двадцать градусов выше и ниже нуля, и даже циклон средней силы, но этот дурацкий снег выводит меня из терпения!.. Я полагаю, что он потому так действует на мои нервы, что сильно изменяет вид всех предметов. В одну ночь снег скрывает все старые хорошо знакомые нам места, и мы неожиданно переносимся в какую-то сказочную страну...
(О Генри,  «Метель»)
Где-то там, в этом белом хаосе, позади находилось Нежданное озеро, но где именно - он уже не знал. Четверо суток блужданий в слепящей пурге сбили его с толку, и он уже не знал, где у него "впереди" и где "позади". (Джек Лондон, « Смок Беллью»)
На улице метельсвету белого не видно, снежная кутерьма от земли до неба... То здесь, то там пробуют кричать команду, или подбодрить отстающих, или, наконец, поядренее обругать эту свалившуюся с неба адскую кутерьму. (Ж. Верн, « Двадцать тысяч лье под водой»)
А под утро за окном медленно поплыл снег. Он падал бесшумно и устало, как будто не являлся впервые, а возвращался на эту землю. Возвращался мудрый и умиротворенный, пройдя долгий путь, неся в себе некую разгадку и успокоение людям...  (Д.  Рубина, « Когда же пойдет снег?»)